November 9th, 2011

Angel

Кто и когда придумал еврейского бога

МоисейПастушки и египетский чиновник
 
Плутарх в «Застольных беседах» (Кн. 4, в. VI) однозначно идентифицирует бога иудеев с Дионисомбога виноделия, оргий и религиозного экстаза, в римской традиции известным как Бахус или... Либер.
 
В греческой мифологии известный и как Вакх, это был первоначально фракийский бог, культ которого греками был перенят очень рано. Вследствие распространенного в Греции виноделия этот культ укоренился прочно. По преданию Вакх являлся сыном дочери фиванской царя Семелы и Зевса.
 
Сложно сказать однозначно, о чем говорит утраченная (уничтоженная?) часть «Застольных бесед», но получется, что Вакх ( Либер) – «фиванец, рожденным Семелой» или… семит? Если вспомнить не о греческих Фивах, а о Фивах в Египте, то город (др.-егип. Уасет, греч. Thebes) известен с III тысячелетия до н.э., а наивысшего расцвета достиг с начала Нового царства в эпоху XVIII династии (16—14 вв. до н. э.), что совпадает с временем первого упоминания о Фивах в Греции. Фивы стали политическим и религиозным центром Египта, границы которой на юге вдавались на территорию совр. Судана, а на западе доходили до Ливии. Фивы являлись центром культа бога Амона, мифология о котором перекликается со сборными мифологемами иудаизма - культа «бежавших из плена египетского».
 
Согласно иудейской мифологии Ветхого Завета, ставшего сборником преданий множества народов, проживавших на Ближнем Востоке, Исход произошел в XV в. до н.э. Так «сыны Израиля» вышли из Египта за 480 лет (~ 5 веков) до начала «строительства Храма Соломона» в Иерусалиме (3Цар.6:1), возведение которого условно принято относить к X в. до н.э.
 
Однако с т.з. исторической школы Исход мог иметь место в 13 в. до н.э, поскольку именно тогда в египетских документах (стела Мернептаха) впервые появляется имя Израиль. В пользу поздней датировки говорит и тот факт, что «израильтяне» вышли из Египта через Красное море потому, что сухопутное сообщение с Ханааном было перекрыто филистимлянами (Быт.13:17), которые появляются не раньше XIII в. до н.э.
 
Культ иудаизма мог выделится из монотеистичного культа Атона, который взял свои корни из поклонению древнеегипетскому богу Солнца, затем царю богов и покровитель власти фараонов Амону.
 
Первоначально Амон — местный бог Фив, где почитался как небесное божество. Помимо этого локального культа, Амон считался также одним из божеств гермопольской Огдоады, - 8-ми изначальных богов города Гермополя (Хемену). В Огдоаду входили 4 пары космических божеств, из которых возник мир. Боги изображались с головами лягушек, а богини — с головами змей. Амон состоял в паре Амонет, считаясь сокрытыми богами или воплощением «ничто», воплощением воздуха и ветра. Мифологическая проработка образа Амона скудна. Супругой его фигурировала Уасрет (позднее Мут). Амонет была лишь женским воплощением Амона и собственного образа не имела (перекликается со скрытым культом Шахины в иудаизме и каббале). Сыном Амона и Мут называли лунного бога Хонсу. Амон, Мут и Хонсу вместе составляли фиванскую триадусвятая троица»). Амона также связывали с Мином.
 
В Первый переходный период появляются первые упоминания об Амоне не просто как о самостоятельном божестве, а как о демиурге и верховном боге. В русле синкретизма он был отождествлён с древним гелиопольским солнечным богом Ра в образе бога Амона-Ра, царя богов и старшего божества Эннеады...Collapse )
promo fanisovich december 21, 2013 17:15 20
Buy for 10 tokens
My-shop.ru fanisovich пишет (вначале немного рекламы, прокручивайте колёсиком мыши) Классный интернет-магазин My-shop.ru Win $1000 on 2018 Gearbest DIY Video Contest #распродажа Горящие товары!! #новинки Новые поступления Сумасшедшие предложения недели!! #sale Original…
Angel

Славянский мир, сомкнись тесней...

Ф. И. Тютчев
Из переполненной господним гневом чаши
Кровь льётся через край, и Запад тонет в ней.
Кровь хлынет и на вас, друзья и братья наши! —
Славянский мир, сомкнись тесней...

«Единство, — возвестил оракул наших дней, —
Быть может спаяно железом лишь и кровью...»
Но мы попробуем спаять его любовью, —
А там увидим, что прочней...