Angel

Мультикультурализм. Полный провал в Европе и активное насаждение в России

http://www.islamnews.ru/news-106791.htmlВеличайшей угрозой европейской экономической и социальной стабильности, да и физическому выживанию вообще, являются демографический взрыв населения развивающихся стран, глобальный экологический кризис, истощение природных ресурсов и глобализация экономики.

Выживание нашей цивилизации зависит от нашей способности решить эти проблемы – мы должны подготовиться к решительной защите Европы от опасностей коллапсирующего мира. Будет большой ошибкой решать эти глобальные проблемы по отдельности, поскольку они взаимосвязаны. Все они – это разные аспекты Основной Проблемы. Даже еще большей ошибкой будет думать, что кто-то, кроме нас, способен и должен их решать.

Основная проблема современности, это распространение последствий западной научно-промышленной революции на весь остальной мир. Мир утратил равновесие, поскольку почти все страны мира терзаемы изменениями, вносимыми модернизацией. Научно-промышленная революция, возникшая в Европе, и отправившая нашу цивилизацию к вершине успеха, распространилась по всему миру, так что в мире больше не осталось традиционных культур, которых бы не коснулась модернизация...



Корни проблем: научно-техническая революция и демографический взрыв

Нынешний демографический взрыв имеет длинные исторические корни, уходящие, по меньшей мере, в 18 век. После эпидемии Черной Смерти в 14 веке население Европы постоянно росло. По многим причинам, но в 18-м веке произошло заметное снижение смертности, после чего и начался мощный рост населения – в те годы население Европы росло примерно так же быстро, как сегодня в странах Третьего Мира.

Рост населения был нашим «демографическим оружием», которое, в сочетании с научной революцией и развивающейся промышленностью дало нам средства для покорения всего мира.

Сегодня, после длительного демографического перехода, рост населения в Европе почти прекратился, и вскоре начнется его сокращение. Исторически мы перешли от высокой рождаемости + высокой смертности к фазе «высокая рождаемость + низкая смертность» и затем к фазе «низкая рождаемость + низкая смертность», с быстро стареющим населением.

В то же время результаты научно-промышленной революции в Третьем Мире привели к фазе высокая «рождаемость + низкая смертность», то есть к демографическому взрыву.

Вопрос жизни и смерти на планете звучит так: как долго продлится демографический переход в странах Третьего Мира?

Если он продлится еще 200 лет, то Европа обречена – она не переживет и 100 лет. Фактически мы даже неспособны вообще как-то управлять ростом населения. Важнейшей сложностью является подъем жизненного уровня жителей стран Третьего Мира через создание промышленно развитого общества. Именно это произошло в Европе между 1770-1970 годами, но для стран Третьего Мира такое улучшение выглядит просто невозможным. Проблема в том, что это невозможно даже в принципе, поскольку для этого потребуются ресурсы, в 4,6 раза превосходящие все ресурсы нашей планеты.

Мы также должны иметь в виду, что индустриализация не может поглотить массу сельской бедноты даже в Европе.

Важнейшее обстоятельство нашей истории в том, что рост населения в Европе сопровождался колонизацией новых земель: обеих Америк, Австралии, Сибири, северной и южной частей Африки, которые приняли миллионы европейцев, поглотив демографический взрыв, а индустриализация дала этим людям работу и достаток.

Сегодня, спустя 100-200 лет мы сталкиваемся с новыми волнами миграции, правда, уже в ситуации перенаселенного мира. Свободных мест уже не осталось. В Европу едут мигранты из стран Третьего Мира, но их ждет лишь незначительное улучшение жизни, и в целом они образуют враждебный социальный «недо-класс».

Так демографическая экспансия, которая когда-то была нашей силой, стала нашей слабостью. Сегодня мы подвергаемся опасности ошеломляющего роста населения вне Европы. Как происходит и в природе, растущие популяции будут постепенно колонизировать новые территории. Население Третьего Мира будет расти до последних пределов, после чего оно коллапсирует. По крайней мере, сегодня в Европе, Австралии, США и Канаде приток иммигрантов из Третьего Мира идет совершенно бесконтрольно.

Поглощая массы населения из Третьего Мира, мы лишь способствуем его дальнейшему росту и приближаем глобальную экологическую катастрофу. Ясно, что быстрый рост населения, пытающегося повысить свое потребление, ведет лишь к истощению ресурсов, которые ограничены, и резкому снижению потребления.

Некоторые оптимисты воображают, что развивающиеся страны могут избежать наших «ошибок», и использовать высокие технологии, которые меньше загрязняют природу, и требуют меньше энергии и ресурсов. Конечно, это пустые фантазии, особенно учитывая огромный масштаб проблемы – огромную массу населения, и короткий запас времени. Ожидается, что в ближайшие десятилетия работу будет искать еще дополнительных 1,2 миллиарда человек, и лишь четвертая часть из них сможет ее получить, если все останется по-прежнему.

Очень маловероятно, что в обозримом будущем наука сможет сделать такие открытия, которые резко увеличат запасы природных ресурсов – по крайней мере, которые смогут удовлетворить постоянно растущие потребности человечества. По мере того, как ресурсы становятся все более скудными, а спрос растет, положение стран Третьего Мира будет становиться все хуже.

Политический коллапс

Многие страны Третьего Мира могут развалиться просто из-за растущей массы населения. Многие африканские страны уже прекратили существование как государства, и остались лишь смутным воспоминанием. Взрывной рост населения вызвал сильное давление на общественные структуры, что обострило конфликт между богатыми и бедными, поскольку рост численности бедного населения опережает рост экономики.

По мере нарастания напряжения в обществе, возникают группы политических и религиозных экстремистов – подъем радикального ислама можно рассматривать как способ канализации раздражения населения исламского мира. Современные мегаполисы уже стали инкубаторами насилия в глобальном масштабе.

Рост мирового населения и истощение ресурсов создают не только внутренние, но и внешние угрозы беднеющим обществам. Будущие войны будут вестись за базовые жизненные ресурсы – воду, пахотные земли, и может быть даже чистый воздух. Эти будущие войны будут экологическими войнами, и в них будет решаться судьба миллионов людей. Войны будущего введут в геополитику экологические факторы.

Страны Третьего Мира могут погрузиться в хаос, в котором управление государством станет просто невозможным. Проблема беженцев сегодня – это только предвестник грядущего хаоса. Число беженцев будет расти в геометрической прогрессии. Все больше людей будет спасаться бегством от экологических катастроф, не говоря уже о политических беженцах, и разделить их будет все труднее, по мере того как социальный, политический и экологический кризис будет углубляться.

Глобализация

Во многом нынешняя экономическая деятельность в развивающихся странах стала следствием выведения западной промышленности в страны с низкими зарплатами и плохими условиями труда, в которых нет законов об охране природы. В течение десятилетий экономисты убеждали нас, что размывание европейской промышленной базы несет нам только выгоды, и что весь мир развивается – но сегодня становится ясно, что это не так.

Выведение промышленности из Европы породило две серьезные проблемы.

1. Массовая безработица.

2. Потеря налоговых поступлений.

Потеря массы рабочих мест в промышленности вовсе не была компенсирована рабочими местами в сфере услуг – как предполагала либеральная экономическая теория. Произошло противоположное – малообразованные трудовые мигранты из стран Третьего Мира превратили работу в сфере услуг в современное рабство, зарплаты стали нищенскими, а условия труда – ниже всякой критики. Как следствие, огромная масса европейцев страдает от хронической бедности.

Выведение промышленности превратило обширные регионы Европы в депрессивные пустоши, а людей, живущих там – в гнилых люмпенов, обреченных на жизнь в нищете. Эта беда постиндустриализма распространяется все больше, по мере того, как глобальная экономика превращает большинство белых европейцев в беспомощных неудачников.

Если мы согласимся с этим постиндустриальным безумием, мы совершим медленное самоубийство. Власть и богатство пришли к западной цивилизации благодаря промышленному производству. Если мы сегодня добровольно избавимся от промышленности, мы подорвем сами основы западной цивилизации. Телевизионные шоу и «Макдональдсы» не сохранят ни нашу власть и силу, ни гордость нашей расы. Мы должны обладать интеллектуальной смелостью бросить вызов господствующей экономической парадигме, которая иссушает не только Европу, но и весь мир.

Выведение европейской промышленности в Китай и Индию также привело к уходу транснациональных корпораций от налогов. Размывание налоговой базы способно привести к полному коллапсу стран Запада, поскольку они не способны больше обеспечивать даже базовые социальные услуги для своих граждан, и сохранять инфраструктуру. Тем более мы не можем избежать этой ловушки, просто заимствуя больше денег.

Позволив транснациональным корпорациям свободно выводить капиталы и производство, мы позволили им господствовать над нами. Мы позволили им действовать, не считаясь с законами, и получать прибыли, благодаря использованию дешевой рабочей силы иммигрантов, и подкупу политиков.

Мы позволили национальным государствам стать более сильными, чем национальные государства, позволили унижать нас, эксплуатировать и обескровливать. Мы позволили транснациональным конгломератам стать сильнее, чем сама европейская цивилизация. Мы поверили, будто процветание транснациональных корпораций, это и наше процветание. Транснациональные корпорации, по сути своей – это не более чем «бумажные тигры». Это вовсе не естественные сообщества людей, основанные на кровном родстве, общей земле или общности чувств. ТНК это, по сути, рынки, где люди продают свою рабочую силу. Они основаны на соглашениях и тонком равновесии между жадностью и доверием. Когда доверие уходит, ТНК растворяются. Избавиться от ТНК не так уж трудно – их власть это всего лишь иллюзия, мы можем сбросить их, как только захотим. Они не могут существовать без естественных человеческих сообществ. Паразитическая природа ТНК требует существования конкретных естественных сообществ. Кроме того, корпорации истощают национальное государство, высасывая его жизненную энергию. Государство им необходимо, поскольку оно предоставляет определенные услуги, но в остальном ТНК ведут себя как паразиты, разрушая человеческое общество.

Важной движущей силой, скрывающейся за современным глобальным капитализмом, является противоречие между влиятельным Западом и бедными странами Третьего Мира. Современный капитализм процветает, пока страны Запада удерживаются на грани сползания в хаос. Но стоит им ослабнуть – силы хаоса вырываются наружу, и капитализм заканчивается.

Само промышленное производство, выведенное с Запада в страны Третьего Мира, стало величайшей угрозой экосистемам планеты. Бедные страны, сползающие в хаос, совершенно неспособны и не желают заботиться о природе, и контролировать предприятия. Если бы промышленное производство оставалось в Европе, там за ним был бы гораздо более внимательный присмотр и жесткий контроль. Вместо этого происходит противоположное – конкурентным преимуществом развивающихся экономик является отсутствие экологического контроля.

Ирония судьбы в том, что Европа слабеет, когда ее промышленные силы уходят в Третий Мир, что только ускоряет глобальную экологическую катастрофу.

Бумажный тигр Китая

В течение трех десятилетий нас завораживает потрясающий рост китайской экономики. Промышленный рост Китая – беспрецедентное явление в мировой истории. Очевидно, что он имеет также идеологическую подоплеку – нам говорят, что это пример неизбежной победы глобального капитализма и либеральной экономики. Успех Китая используют в полемике, говоря нам, что, мол, европейский рабочий класс стал ленивым, сытым и неповоротливым, в то время как китайцы демонстрируют удивительную прыткость и здоровую коммерческую жадность.

Однако возникает вопрос – сможет ли Восток победить Запад? Мой ответ однозначен – нет!

Рассматривая историю Китая можно сделать вывод, что, несмотря на все недавние успехи, Китай переживает последние стадии так называемого «династического цикла». Подобное происходило в истории Китая многократно – подъем и упадок династий. Династический цикл начинается, когда в страну, после периода хаоса, гражданской войны и вторжений варваров, приходит новая энергичная династия.

Когда династический цикл заканчивается, усиливаются симптомы упадка. Перечислим их.

  1. Перенаселение. В благоприятных условиях население быстро растет, но в какой-то момент начинается голод и эпидемии.

  2. Социальные противоречия. Когда бедных становится все больше и больше, пахотных земель начинает не хватать, и они все больше концентрируются в руках кучки латифундистов. Исторически крестьянские хозяйства имеют тенденцию дробиться, попадая затем в руки латифундистов.

  3. Распространение в государстве коррупции. Политическое влияние позволяет коррумпированной политической элите эксплуатировать остальное население.

  4. Хроническая неспособность государства выполнять свои базовые функции из-за нехватки средств, разворовываемых коррупционерами; появление сверхдорогих строительных проектов и рост затрат на коррумпированный судебный аппарат.

  5. Природные катастрофы, поражающие перенаселенные регионы, где истощение земель наиболее сильно.

Начинаются восстания крестьян, раскрывающие то, что система исчерпала свою энергию, и начинает разваливаться. Наконец, вся страна погружается в пучину гражданской войны, сопровождаемую вторжениями иноземцев. Когда же император утрачивает доверие населения, династический цикл заканчивается, чтобы через какое-то время начался новый цикл.

Все вышеуказанные симптомы заметны и в нынешнем Китае. Китайская компартия это просто еще одна династия, начатая председателем Мао, династия, которая не может избежать логики династического цикла.

Короче говоря, можно сказать, что Китай это «бумажный тигр» - его рост основан на нашем промышленном производстве, выведенном из Европы алчными капиталистами. Накопленные Китаем богатства, это, собственно, наши богатства, которые наша либеральная элита позволила получить китайцам. Однако, все это идет к концу, поскольку нынешний экономический кризис становится все хуже, покупательная способность западных «пост-индустриальных» стран падает, а экономика и общество Китая просто рухнут.

Сегодня, когда разрушаются сами основы глобального капитализма, рушится и весь либеральный мировой порядок. Сама земная цивилизация окажется перед суровым испытанием, но, несмотря на всю остроту проблем, я уверен, мы справимся с ними.

Европа на пороге революции

Европейская революция станет одновременно и экологической революцией. Нам придется решить множество проблем. Мы должны будем бороться с демографическим взрывом на планете. Мы должны будем остановить хищническую миграцию в Европу из Третьего Мира. В биологическом плане мы столкнулись со своего рода нашествием грызунов – здесь нужны решительные меры, и ставки слишком высоки, чтобы мы были гуманными и вежливыми.

Мы должны защитить природу от хищничества глобального капитализма. Мы должны остановить эксплуатацию корпорациями слабых стран Третьего Мира, где царит беззаконие. Огромные части нашей планеты уже превращены ими в гигантскую свалку. Что бы ни творили эти шейлоки в Третьем Мире, рано или поздно это отражается и на нас – перемена климата и загрязнение природы не имеют национальных границ.

Совершенно ясно, что эти изменения будут невозможны, если у власти останутся алчные капиталисты и продажные и инфантильные либералы. Мы никогда не совершим новый технологический рывок, если транснациональные корпорации будут по-прежнему саботировать нашу экономику, используя дешевую рабочую силу с помощью коррумпированных правительств стран Третьего Мира.

В ближайшие годы Европа столкнется с вызовами, которые совсем недавно были просто немыслимы. Ситуация за последние 40 лет изменилась радикально – от былого оптимизма послевоенных лет мы оказались на грани хаоса и вымирания. Однако для нас, европейцев, оборона это не лучший выбор.

Впервые в истории мы столкнулись с проблемой не отдельных народов, а как целая цивилизация. Этот кризис вынуждает нас, европейцев, впервые в нашей истории действовать совместно как европейская нация – без этого кризиса мы не смогли бы объединиться. Сегодня Европа должна бороться не на жизнь, а на смерть, но только борьба и приведет Европу к победе.

Источник: Национализм на подъеме: будущая война в Европе

Перевод А.Маклакова.

Оригинал:http://endzog.wordpress.com/2012/05/20/nationalism-rising-the-coming-war-in-europe-prof-kai-murras/

Об авторе. Кай Муррос (Kai Murros), финский визионер и общественный деятель, один из наиболее выдающихся мыслителей т.н. «Новых Правых» (подробнее см. на его сайте http://www.kolumbus.fi/aquilon/intindex.htm).


Дополнительно: Мультикультурализм VS национализм

Распад «социальной связности» (social bond, social cohesion), наблюдаемый сегодня во множестве стран мира, способствует непрекращающемуся переформатированию коллективных идентичностей и возникновению конфликтов между ними в новом глобальном контексте. И если для Украины наиболее острым является вопрос языка, то для большинства европейских стран – наиболее серьезным вопросом становится мультикультурализм, а точнее –политика, которая проводилась под его лозунгами и которая признана в последнее время несостоятельной, такой, что начала разрушаться под натиском масштабных процессов внутренней и международной миграции.

Сегодняшние миграционные смещения затрагивают прежде всего самые передовые слои среднего и низшего эшелонов традиционных экономических групп, встроенных в до недавнего времени стабильные социально-экономические и культурные структуры или ниши. Данные смещения затрагивают также еще и различные группы в высшей степени мобильных «современных» образованных людей – профессионалов, выпускников лучших университетов. Только Германию ежегодно покидают около 150 тысяч этнических немцев и оседают они в основном в странах англосаксонского мира, где иммиграционная политика ориентирована на высококвалифицированных кандидатов, которые идут нарасхват на рынке труда. Более того, по данным социологических опросов, около 52% молодых немцев хотели бы покинуть Европу и переехать в США, Австралию, Новую Зеландию и другие англосаксонские страны. То же положение во Франции и Голландии. Конечно, не все уедут, но уже само их желание весьма красноречиво. Подобные же цифры и тенденции можно найти в социологических опросах, имеющих место и в Украине.

Все эти вопросы существенно обострились на фоне экономического кризиса. Но когда речь заходит об экономическом кризисе, мало кто задумывается еще об одном, сопровождающем его кризисе – демографическом. Европа вплотную подходит к демографическому кризису и едва ли лучше подготовлена к этой медленной катастрофе, чем к потенциальному обрушению собственной валюты. Аналогичная ситуация складывается и в Украине, с той лишь разницей, что Европа как магнит притягивает множество квалифицированных рабочих рук и еще долго будет оставаться притягательной для ближних и дальних соседей своими доходами и демократическими ценностями. А как Украина будет решать эти вопросы, оставаясь зоной накопления мигрантов, в силу различных причин не реализовавших себя в Европе?

Интегрировать вновь прибывших и бороться с дискриминацией можно только в том случае, если общество принимающей страны убеждено, что приток иммигрантов – это благо, если население приветствует культурное разнообразие, поскольку считает, что оно способствует более динамичному развитию и раскрытию творческого потенциала страны.

Таким образом, возникает то, что может быть названо «идеологией мультикультурализма». Идеология мультикультурализма – это представление о том, что общество обладает способностью приветствовать и интегрировать различия. Само это слово происходит от английского «multiculturalism» и появилось оно в 60-е годы в политическом лексиконе Канады, где эта идеология и поныне очень сильна, а затем «прижилось» в США, Австралии и других странах со значительным уровнем иммиграции. В Германию понятие «мультикультурное общество» пришло в 1970-е годы и мгновенно стало ключом к иммиграционной политике и одновременно лозунгом, объединяющим все антинационалистические силы и течения. Общество считается мультикультурным, когда оно состоит из мирно сосуществующих людей, говорящих на разных языках, следующих разным традициям и исповедующих разные религии. Это «хорошее» общественное состояние, отвечающее идеалам свободного, открытого, плюралистического общества. Считается, что от этого свободного сожительства разнообразных групп выигрывают все.

В Европе, США и даже в Австралии государственная политика мультикультурализма, более или менее успешно решив на определенном историческом этапе ряд экономико-демографических и социальных вопросов, связанных с иммиграцией, не смогла обеспечить интеграцию общества и формирование (сохранение) гражданской нации. В обществе образовались барьеры, которые, в сущности, поддерживаются с обеих сторон. Иммигранты заинтересованы в сохранении и подчеркивании своей «отличительности», поскольку имеют с этого своего рода ренту в виде разных форм поддержки со стороны государства. Большая часть основного (коренного) населения в свою очередь не заинтересована в том, чтобы признать полноценными «своими» тех людей, которые не являются таковыми ни по месту рождения, ни по культуре, ни по фенотипу, да еще, вдобавок, нередко имеют некие льготы и привилегии перед коренными «своими». По подсчетам экспертов, если взять 100 граждан Франции или Германии, то внутри этой сотни 70 французов или немцев своими собственными трудами и талантами должны через посредство социальных институтов кормить 30 иммигрантов своего возраста.

В результате, растет конкуренция и напряженность не только между основным населением и этническими диаспорами, но и между самими диаспорами. Ксенофобия, конфликты на религиозной почве становятся заботой не только политиков, но и полиции. Все чаще политике мультикультурализма противоставляется национализм.

Два года назад Ангела Меркель одной из первых среди европейских политиков высшего ранга признала несостоятельность политики мультикультурализма, которая в большинстве стран континента вместо углубленной интеграции мусульман привела к их жёсткой сегрегации. «Установка на то, что мы строим мультикультурное общество, живем рядом и радуемся друг другу, эта установка полностью провалилась», – заявила госпожа канцлер на съезде молодёжного крыла Христианско-демократического союза (ХДС) в октябре 2010 года.

Сложно, даже опасно говорить сегодня в Европе о «мультикультурализме». Откровенность в высказывании своего отношения к этому феномену ограничена в лучшем случае обвинениями в «нечувствительности», в худшем случае – в «расизме». Иначе говоря, те институты и ценности, которые еще недавно казались незыблемыми, например ценности мультикультурализма, становятся проблемными. Что мы наблюдаем – «закат мультикультурализма»? Тогда какая политика может оказаться более успешной, чем политика мультикультурализма, если последняя действительно провалилась? Возрождение национализма? Что послужит основой для новой «социальной связности»?

Читать целиком: http://dialogs.org.ua/ru/dialog/page142.html

Дополнительно:

Три вида национализма в Европе: классический, макро и региональный

Мультикультурализм и неолиберализм: тайная связь

Провал мультикультурализма или как остановить исламское нашествие

Как я утратил веру в мультикультурализм

Германия и провал мультикультурализма

Провал мультикультурализма и подъем крайне правых

Если Запад не будет решать проблемы Третьего мира, то Третий мир "поможет" решить все проблемы Западу